programa para espiar celulares por gps programa espia goldeneye 2.0 crack programas para est amdrid spy cam espiar whatsapp spy descargar link programa de espia de celulares programa para la pc el espia se puede como espiar celulares press software espia celular android software espia ordenador site

Как справиться с сепаратизмом, национализмом, радикализмом на Северном Кавказе

Газета «Ставропольская правда»
от 03.07.10г.

Недавно филиал Северо-Кавказской академии государственной службы в Ставрополе (СКАГС) отметил десятилетие. Выпускники этого вуза работают сегодня практически во всех краевых и муниципальных органах власти. Согласитесь, достижение. Но наш разговор с директором филиала профессором доктором политологических наук Юрием Васильевым не об этом. А о том, как справиться с северокавказской бедой – сепаратизмом, национализмом, радикализмом. Исследования большинства ученых вуза в этом направлении основаны на конкретных материалах и признаны и теоретиками, и практиками.

– Юрий Владимирович, как бы вы определили главную тему научных устремлений сотрудников вашего вуза?

- Как миростроительство. Гражданский мир и согласие, которых так не хватает современной России, зависят в большей степени именно от миростроительства, цель которого – достижение позитивной трансформации структурных противоречий, улучшение отношений между конфликтующими сторонами, поощрение общего конструктивного изменения отношений между ними.

На протяжении нескольких лет начиная с 2005 года ставропольский филиал СКАГС совместно с рядом крупных международных организаций разработал и реализовал около десятка проектов, действующих не только в Ставрополе, но и на всей территории ЮФО и СКФО. Вместе с другими социально ориентированными сообществами мы провели десятки миростроительных мероприятий, которые, я думаю, имели достаточно большой общественный резонанс и положительное влияние на формирование основ гражданского мира. Однако следует признать сохранение четкой – от нас практически не зависящей – волнообразной тенденции агрессии экстремизма, напряженности и актов террора. Недавние события в краевом центре – тому подтверждение.

– Тогда, выходит, все миростроительные усилия гражданского общества бесполезны?

- Совсем нет! Не будь этих усилий, регион, я думаю, уже давно просто захлестнула бы волна насилия.  Речь сейчас нужно вести о другом – об эффективности этих усилий. Если и сейчас молодые семнадцатилетние девочки становятся смертницами, а террористические акты приобретают все чаще форму публичных самоубийств общественно опасными способами, то увеличение количества общественных организаций, улучшение качества мероприятий и усиление работы спецслужб и органов правопорядка ничего не дадут. На мой взгляд, мы увлеклись экстенсивным направлением, поскольку оно проще, не заставляет принципиально менять подходов, позволяет охватить довольно широкий круг участников, событий и явлений. Такой подход ясен и понятен людям, он достаточно эффективен, но в основном на первых этапах. У него есть один серьезный изъян. Если проблема многоуровневая и комплексная, то экстенсивный путь позволяет лишь определить болевые точки. Но он не в состоянии исключить причины, потому что охватывает лишь следствия. Для принципиального решения проблем никак не обойтись без интенсивного подхода. Именно в нем заложен самый мощный креативный и конструктивный потенциал, способный сформировать программы и механизмы принципиального разрешения проблемы, установить набор главных факторов риска и угроз.

– Что это значит конкретно для Северного Кавказа?

- Факторов риска, даже к нашему удивлению, оказалось достаточно много. Это и сохранение солидного пласта элементов традиционного общества на Северном Кавказе, и историческая память этносов, исконно населяющих его территорию, и определенные этнические стереотипы поведения, которые на протяжении веков воспитывали в горцах культ силы, и многое другое. И все это, скажем так, «отягощено» историческими корнями. Если говорить откровенно, то Российская империя и Советский Союз не выполнили на Северном Кавказе основную задачу: интеграцию этнических и религиозных сообществ в централизованную политическую структуру. Это сделать, в общем-то, было невозможно, если иметь в виду одну из главных, на мой взгляд, первопричин всех наших общегосударственных бед – наш пресловутый российский федерализм. В настоящее время Северный Кавказ переживает едва ли не самый сложный период, то ли огосударствления, то ли разгосударствления.

– Можно ли в такой ситуации «лечить» органы власти или органы управления, модернизировать органы внутренних дел или заполнить пустоту гражданского общества новыми организациями? На мой взгляд, эффект от этих мер будет не более чем помощь от местного лечения, которое только устраняет симптомы, а не изгоняет болезнь.

- Вы правы. Мы, конечно же, на время можем ослабить действующие факторы конфликтности, погасить политические амбиции местной и региональной элиты, заигрывая с ней или оказывая на нее давление (по ситуации!), но… Главная беда Северного Кавказа останется. Ведь она следствие нашего виртуального федерализма, когда почти у всех субъектов Российской Федерации в регионе есть территориальные претензии друг к другу. Кроме того, принцип национального самоопределения провоцирует сепаратистские настроения в Кабардино-Балкарской, Карачаево-Черкесской республиках и ряде других регионов. Самое интересное, что федерализм как форма государственного устройства непосредственно не связан с решением этнонациональных вопросов. В настоящее время подавляющее большинство федеративных государств построены по территориальному принципу. Кто пытался жить по-другому – распались: Югославия, Чехословакия, Союз Советских Социалистических Республик (сейчас «трещит» Российская Федерация). И не случайно мы пришли к системе федеральных округов – как раз по территориальному принципу. Создание СКФО и назначение его руководителем Александра Хлопонина, который уже имеет опыт объединения субъектов, наводит на мысль, что такая же схема укрупнения может впоследствии состояться и на Северном Кавказе. Впрочем, не исключаю, что сама эта идея может встретить неодобрение региональных элит.

– Сложностей все больше, вынуждена констатировать. Так куда нам всем идти и как действовать, чтобы справиться с северокавказской бедой?

- Необходимо, на мой взгляд, на каждый из установленных рисков иметь отдельную программу или систему мероприятий. Уходит риск – значит, цель достигнута! Может быть, наши миростроительные усилия стали бы куда эффективнее при наличии солидного и надлежащего государственно-политического фундамента. Пока его у нас нет. И как результат, в России до сих пор одним из самых актуальных вопросов нацстроительства является проблема преодоления кризиса идентичности, в результате чего мы потеряли российскую нацию как единый субъект политического самоопределения и источник государственного суверенитета. И эту, и все другие проблемы нужно решать. И решать незамедлительно.

– А что-то конкретное уже сделано сотрудниками вашего вуза в этом направлении?

- Да. Уже несколько лет мы при поддержке Фонда Розы Люксембург (ФРГ) осуществляем проект «Модернизация северокавказского общества: роль национальных диаспор, СМИ и правоохранительных органов в преобразовании региона». Одна из его задач, например, преобразование функций национальных диаспор региона и создание на их основе постоянно действующих площадок и структур межкультурного диалога. Если получится это сделать, повысится влияние и роль диаспор в гармонизации межнациональных отношений. А такие конкретные цели есть и по региональным СМИ, и по правоохранительным органам.